Рост бюджетных расходов в мае замедлился

Рост бюджетных расходов в мае замедлился

По предварительным данным Минфина, дефицит федерального бюджета в январе–мае 2024 года сократился до 983 млрд руб. (0,5% ВВП) по сравнению с 1484 млрд руб. (0,8% ВВП) по итогам января–апреля.


В соответствии с новыми поправками в закон о бюджете на этот год, которые правительство внесло в Госдуму, плановый дефицит федерального бюджета в 2024 году повышен до 2,12 трлн рублей, или 1,1% ВВП (по сравнению с 1,6 трлн руб. (0,9% ВВП) в действующем законе о бюджете).

Исходя из данных Минфина, в мае мог сложиться профицит бюджета в размере около 500 млрд руб. Этому могла способствовать стабилизация бюджетных расходов, +4,5% (г/г), после их ускоренного роста в феврале–апреле. Одновременно рост нефтегазовых доходов, +39,1% (г/г), в мае замедлился по сравнению с апрелем вследствие отсутствия квартального НДД, а в ненефтегазовых доходах годовая динамика, +23,9% (г/г), несколько ускорилась.

В целом данные за пять месяцев 2024 года показывают значительный рост доходов бюджета, +45,5% (г/г), как нефтегазовых +73,5% (г/г), росту которых помогла благоприятная конъюнктура цен на нефть и единовременное поступление в феврале доплаты по НДПИ на нефть за IV квартал 2023 года, так и ненефтегазовых, +34,1% (г/г), которые пока складываются выше плана за счет более высокой экономической активности (и, вероятно, более высокой траектории инфляции).

Поправки к закону о федеральном бюджете предполагают сокращение нефтегазовых доходов в этом году на 519 млрд руб. по отношению к действующему закону. Как говорится в пояснительной записке, это обусловлено уточнением законодательства, структуры объемов добычи и экспорта углеводородного сырья, изменением в 2024 году прогноза цен на нефть и газ, а также курса доллара США по отношению к рублю. В законопроект заложена более близкая к текущим условиям экспортная цена российской нефти ($65 за баррель вместо $71 за баррель). При этом оценка базовых нефтегазовых доходов (которые влияют на структурный дефицит бюджета) немного повышена, а сокращение НГД связано со снижением оценки дополнительных нефтегазовых доходов, что означает меньший объем пополнения ФНБ по итогам года, но не увеличивает потребность Минфина в заимствованиях. Между тем, на наш взгляд, риски возможного недополучения нефтегазовых доходов связаны с возможным продолжением снижения цен на российскую экспортную нефть, а также с более сильным курсом рубля, чем заложено в новых поправках (94,7 руб./$).

Оценка ненефтегазовых доходов этого года в поправках к бюджету увеличена на 516 млрд руб.., что объясняется пересмотром в сторону повышения прогноза экономической активности и фактической траектории поступления крупнейших налогов. Дополнительные ненефтегазовые доходы (а также ожидаемое увеличение поступлений от продажи акций и иных форм участия в капитале, находящихся в госсобственности) будут направлены на финансирование увеличения госрасходов (+522 млрд руб.. к ФЗ о бюджете): это соответствует бюджетному правилу.

Минфин сообщает, что «закладываемая параметризация доходной базы и расходных обязательств федерального бюджета обеспечивает первичный структурный баланс с 2025 года в соответствии с параметрами «бюджетного правила». Это будет содействовать усилению сдерживающего влияния операций бюджетного сектора на инфляционные процессы, а на среднесрочном горизонте поддержит устойчивость бюджетной системы и укрепит макроэкономическую и финансовую стабильность Российской Федерации». Это может означать, что заявленные ранее сроки нормализации бюджетной политики (с 2025 года) остаются в силе, и дополнительные расходы на реализацию президентского послания будут финансироваться за счет повышения ненефтегазовых доходов. Пока было заявлено, что Минфин ожидает от налоговой реформы дополнительные 2,6 трлн руб. доходов в будущем году, а совокупные расходы бюджета на реализацию мер из послания президента Федеральному собранию на период до 2030 года оцениваются в 9 трлн рублей (т.е. в среднем примерно 1,5 трлн руб. в год). При этом, как отметил министр финансов Антон Силуанов, если у государства будет «больше возможностей», то эти расходы могут и вырасти.

Для инвесторов возвращение к более сбалансированным темпам роста бюджетных расходов в мае (если оно получит продолжение) может означать меньшее инфляционное давление на экономику со стороны бюджетного стимулирования и, возможно, снижение необходимости в дополнительном повышении ключевой ставки ЦБ. В принципе, «в эту же сторону» работает уточнение бюджетных параметров по итогам текущего года (покрытие дополнительных расходов бюджета дополнительными ненефтегазовыми доходами, без использования таких проинфляционных механизмов финансирования дефицита бюджета, как увеличение потребности в заимствованиях или расходование средств ФНБ вне механизма бюджетного правила) и подтверждение планов нормализации бюджетной политики с 2025 года. Это может способствовать постепенному сокращению премии в доходностях ОФЗ.


Другие материалы раздела
Первая полоса