Внешняя политика СССР: как Красная Армия победила Черного барона

Внешняя политика СССР:  как Красная Армия победила Черного барона

Октябрьская революция, ураганом прокатившаяся по стране и буквально с ног на голову перевернувшая прежние устои, обычаи, порядки и понятия, создала и уничтожила множество ярких политических деятелей. Многие из них были людьми неоднозначными, и судьба их была необычной.


Но даже на их фоне барон Роман фон Унгерн-Штенберг выделяется настолько сильно, что до сих пор историкам бывает сложно отделить правду от вымысла, изучая невероятное количество слухов и легенд, связанных с Черным Бароном. Будучи ярым сторонником белогвардейского движения, Унгерн, мечтающий о реставрации монархии и крахе большевиков, сделал все, чтобы Красная Армия потерпела поражение в борьбе с Белой Гвардией. Некоторое время барон сражался против красноармейцев в Забайкалье вместе со знаменитым атаманом Семеновым, а затем создал свое собственное войско, получившее название Азиатской конной дивизии. Дивизия, состоявшая из русских, монголов, башкир, казаков, киргизов, татар и бурят, была далека от идеальной.

Чем был опасен Унгерн для внешней политики СССР?

Несмотря на разнородный состав, проблемы с продовольствием и дисциплиной, барон смог сделать из дивизии армию, ставшую серьезной угрозой внешней политике СССР. И мораль, и политика Унгерна были довольно просты: веря в святость монархии и храня почти что фанатическую преданность царской семье, Унгерн делал все, что мог, чтобы свергнуть большевистский режим.

Возможно, значительную роль сыграл полководческий и дипломатический талант Унгерна, возможно, ему просто повезло. А может быть, дело было в том, что он, истово веря в справедливость своих поступков, своей верой сдвинул горы. Каковы бы ни были причины - внешняя политика СССР в частности и большевистское движение в целом в лице Унгерна столкнулись с серьезным препятствием. Харизма, вера и фанатичность Унгерна были настолько сильны, что полученное им от монголов прозвище - Белый бог войны - было целиком и полностью оправданным.

Чтобы восстановить монархию, Унгерн (опять же своими силами) наладил контакты с монархическими кругами Монголии, Китая и Манчжурии и женился на китайской принцессе. В 1921 году силами Унгерна была освобождена Монголия. Богдо-Гэгэн VIII, великий хан Монголии, свергнутый китайскими милитаристами, снова взошел на трон. Унгерн и его войска получили многочисленные титулы, поддержку правительства, провиант и финансирование.

Внешняя политика СССР и начало конца белогвардейского движения

Однако со временем удача изменила Унгерну. Внешняя политика СССР привела к тому, что большевиков начали поддерживать многие монголы и буряты, переходившие на сторону Советского союза по многим причинам, в том числе и идеологическим. Белогвардейское движение несло серьезные потери, отношение монголов к Унгерну и его войскам стремительно ухудшалось. Поэтому в мае 1921 года барон объявил о начале похода на Советский союз. Целью этого мероприятия было ни много, ни мало - возрождение империи Чингис-хана и последующая победа над революцией.

Некоторое время на территории Забайкалья шли бои между Красной Армией и Азиатской дивизией, однако хорошо вооруженные и вымуштрованные красноармейцы во многом превосходили войска Унгерна, страдающие от плохой дисциплины, недостатка амуниции и провианта. Барон отступил обратно в Монголию, а с приходом осени принял решение уйти в Тибет. Но солдаты и офицеры, измученные войной, голодом и холодом, взбунтовались. В результате заговора несколько приближенных Унгерна были убиты, а две бригады предприняли попытку уйти в Манчжурию. Сам Унгерн успел бежать, но затем вместе со своим монгольским дивизионом был арестован и расстрелян по приказу самого Ленина.

Впрочем, даже несмотря на то, что Унгерн потерпел поражение, он - в большинстве случаев полагаясь только на свои силы - оказал серьезное влияние как на внешнюю политику СССР в Монголии, Бурятии, Японии, Манчжурии и Китае, так и на судьбу этих территорий. Его смело можно назвать одной из ключевых фигур антибольшевистского движения - и определенно самой необычной и неоднозначной из них.


Другие материалы раздела
Первая полоса