Участница проекта «Mars One»: Когда вы всю жизнь стремитесь к чему-то невероятному, неужели какая-то любовь может помешать

Участница проекта «Mars One»: Когда вы всю жизнь стремитесь к чему-то невероятному, неужели какая-то любовь может помешать

12 апреля – День космонавтики


В мире отмечают День космонавтики. Праздник был учрежден в честь первого в мире полета человека в космос, совершенного гражданином Советского Союза Юрием Гагариным на космическом корабле "Восток" 12 апреля 1961 года. О том, как развивается современная космонавтика, о новых космических проектах и экспериментах в эфире радио Sputnik рассказала участница легендарного проекта «Mars One», Анастасия Степанова. Проект предполагает полет на Марс с последующим основанием колонии.

«Целью всей программы Сергея Королева, всех полетов ракет и кораблей являлся Марс. И, если бы Королев так внезапно не ушел из жизни, то мы уже давно были бы на Марсе. Первый полет спутника был в 1957 году, а спустя 4 года – уже человек в космосе. С такими темпами развития мы бы уже давно быть и на Луне, и на Марсе. Надо, чтобы все на планете объединились и понимали – это наша цель. Многие не понимают выгоду, которую принесет землянам полет на Марс. Банальный пример – антипригарное покрытие, которое было разработано в космических целях. Если на других планетах будут строиться колонии, станции, то какие будут технологии, в том числе, космическая медицина, новые космические разработки, которые будут нам помогать».

 - Как Вы попали в проект «Mars One»?

«С детства мечтала стать космонавтом и зачитывалась научной фантастикой. Но, когда выросла, то поняла, что мы все на том же уровне, что и раньше. Об этом же задумались и основатели  «Mars One». Раз государство ничего не делает, то нужно развивать частную космонавтику и пытаться делать что-то самим».

  - Насколько крепким и реальным Вам видится этот проект? Ведь Вы его видите изнутри?

«Хочу уточнить, что я пока еще не финалист. Нас все еще 100 человек, а было 200 тысяч. В финале должно остаться 24 человека. Они переедут на базу, оформят контракт с «Mars One», потом будут работать на них, получать зарплату и постоянно тренироваться.  Такая космическая фабрика звезд».

- Как происходил отбор в проект?

«Общемедицинское обследование, несколько психологических тестов и тесты на знание планет и проекта «Mars One».  Серьезных испытаний пока не было. Это будет уже на следующем этапе, когда все 100 человек отправятся, а рассматривается несколько локаций,  может, это будет в пустыне Иордании, где две недели нас будут тестировать на работу в команде, скорость усваивания нового материала и реакцию в экстремальных условиях. В этом плане мне повезло, потому, что я являюсь еще и участником проекта «Марс-160».  Есть в Америке общественная коммерческая организация «Марсианское общество», основатель которого аэрокосмический инженер и писатель Роберт Зубрин. У него есть реальный план по полету на Марс и возврат. На это надо потратить $30 млрд, и он предлагал его НАСА, как национальный проект. Но они сказали, что дорого, а это был 1998 год, но Роберт не отчаялся и построил две станции, которые имитируют жизнь экипажа на Марсе. Одна находится в пустыне штата Юта, другая в Арктике. Я прошла отбор в программу «Марс-160», это 80 дней в Юте, 80 – в Арктике. Экипаж  из семи человек живет в изоляции. Ограничения по воде, интернету, масса научных экспериментов, а выходить можно только в скафандрах. В декабре я вернулась из Юты, а в июне отправлюсь в Арктику».

 - Вы, как настойчивый абитуриент, подали заявления на любые факультеты? А как же любовь?

«Когда вы всю жизнь стремитесь к чему-то невероятному, то, что никто не делал, неужели какая-то любовь может помешать. Теперь все подумают, что я – робот».

- Какими знаниями нужно овладеть для полета на Марс?

«По опыту, который у меня был, конечно, это не была полная имитация Марса, поскольку гравитация, и все равно у нас был нормальный кислород. Тем ни менее, та местность, в которой мы жили, очень похожа на геологию Марса. И, если честно, когда мы выходили работать на поверхность, ВКД (внекорабельная деятельность), ты в шлеме, ты слышишь только свое дыхание, обзор ограничен, в целом, 14 кг веса на тебе, тяжело работать, тяжело дышать, не почесать нос. Ты видишь все эти красные холмы, и только, когда ты видишь растения, ты понимаешь: "Я ж не на Марсе", то есть, иногда иллюзия была очень сильная».

- Вы с девства болели космосом, Марсом, но поступили учиться на журналиста?

«Да, но дипломная работа была "Космическая журналистика", впервые в истории факультета МГУ».

- И как будет развиваться космическая журналистика? Как проходит интернет-сигнал?

«Интернет, планируется, что он будет в программе «Mars One», нужен только спутник, который летает по орбите Марса, спутник, который летает по орбите Солнца. И все, этого достаточно, естественно, возможны задержки, никто этого не отменял. Плюс мы будем заранее говорить - какие сайты мы хотим посмотреть, чтобы сервер это все подгрузил».

- А по вкусностям будете скучать? Что вы любите? С отсутствием чего будет трудно смириться?

«Когда я находилась 3 месяца в изоляции, я больше всего скучала по свежим овощам и фруктам. Мы выращивали там листья салата, но этого было недостаточно. В основном это была сублимированная пища, то есть высушенная. Еще я очень люблю морепродукты».

- А как же вы будете там без них?

«Есть интересная разработка - сверху растут растения, внизу -плавают мелкие рыбки, рачки, и друг друга очищают, помгают друг другу. Такая экосистема. Я надеюсь, что это у нас и будет на станции».

- А марсиан возьмете на работу, если найдете?

«Я думаю, что мы сможем обнаружить микроорганизмы, но разумных существ нет».

- 9 лет у вас в запасе, как Вы будете их тратить? Есть план?

«План на лето - поехать в Арктику. Вот так вот я буду проводить лето. по возвращению - продолжу учебу, я сейчас получаю второе высшее в МГТУ им. Баумана, кафедра робототехники и мехатроники. Как раз начну третий курс. И ждем финального отбора, после которого вся жизнь опять изменится. Мы переезжаем уже из своих стран на базу и начинаем 100% работать, работать, работать».

- Какие еще нюансы Вы подметили в этой программе? И не думали о том, почему в России ни один условный Прохоров-Потанин подобного не замутил?

«Им нужна выгода, которую можно пощупать здесь и сейчас или завтра или через год».

- А каков этот самый нидерландский предприниматель Бас Лансдорп? Ваши родители с ним знакомы? Доверяют?

«Родители с ним не знакомы, я с ним лично знакома. Я верю только делам. Вот я и ожидаю сейчас этих дел. Они получили 6 млн от китайской инвестиционной группы, это на первый этап, то есть это - на отборочные туры, подготовку прототипа по нашей станции, по кораблям и т. д., потому что все это стоит денег. Дальше они пытаются придумать, как еще привлечь финансирование. Это очень сложная схема. Сами поймите, если ни НАСА ни «Роскосмос» не могут потянуть - отправить людей на Марс, а тут обычный человек, частник... Я бы не назвала его богачом, он уже потратил все свои деньги».

- Что каксается частной кооперации, нет ли у вас ощущения, что американцы идут впереди или голландцы или китайцы?

«Про китайцев мы не можем знать, засекречено. Наверное, у них может быть и есть марсианские проекты. А американцы, конечно, они идут впереди, особенно Илон Маск, компания SpaceX. Я всегда с нетерпением жду очередных новых презентаций его проектов, и болею всей душой за него, потому что он действительно меняет мир».

- А чем вы готовы еще готовы жертвовать? Как же домашние питомцы?

«Я очень надеюсь, что у нас будут питомцы, может быть, даже какие-нибудь лабораторные мышки, потому что они очень разгружают, когда у вас стрессовая ситуация».

- А мышки-то долетят до Марса?

«Мышки долетят. Кошкам плохо при нулевой гравитации, потому что вестибулярный аппарат у них иначе устроен. Кошек мы не можем взять с собой, только, если у нас будет постоянная сила притяжения земная. С собаками - получше. Я думаю, будут лабораторные крысы».

- А если Вы не попадете в супер-финал проекта? Какова ваша дальнейшая судьба?

«Я буду подавать заявку в отряд космонавтов «Роскосмоса».

- Какие фильмы про космос Вам нравятся больше всего?

«Из последних - "Время первых". Не ожидала, что так хорошо снимут. Научились делать тот самый экшен, и красиво все преподносить, как в Голливуде, но уже про нашу историю. Жаль, что не показали, как их спасали. На самом деле, их спасали 3 дня из тундры, но этого не показали. И еще один фильм, который я очень советую - это "Прибытие", канадско-американский фильм», - рассказала в эфире радио Sputnik Анастасия Степанова.

Источник: https://ria.ru/radio/

Другие материалы раздела
Первая полоса