Как оптимизируют отечественную науку

Как оптимизируют отечественную науку

Российская наука «оптимизируется» – она переходит на неполный рабочий день.


Когда с самых высоких трибун нам рассказывают о грядущих победах, в основе которых будут лежать выдающиеся достижения российских исследователей, спорить не хочется.

Да и не о чем, на самом деле, здесь спорить.

И без особых разжевываний любому вменяемому человеку должно быть понятно, что только на основе развития отечественного образования и науки наша страна может претендовать на свое собственное достойное место в будущем мироустройстве.

Тем более это очевидно в условиях неуклонно накапливающегося последние десятилетия отставания России в передовых современных технологиях, без которых очень скоро мы придем к решению вопросов уже выживания, а не развития.

На недавнем вручении госпремий в день России наш Президент как всегда к месту и как всегда удачно процитировал первого российского императора – «Оградя отечество безопасностью от неприятеля, надлежит стараться находить славу государству через искусства и науки».

Из сказанного предположительно следует сделать приятный вывод, что у нас, по-видимому, уже все в полном порядке как с безопасностью, так и с науками (вопросы искусства оставим для отдельного рассмотрения в недалеком будущем), вследствие чего наиболее актуальным вопросом для руководства страны отныне является поиск государственной славы, как это рекомендовал потомкам Петр I.

Да, в этом есть некая доля истины – например, можно вспомнить наши достижения в военной авиации или танкостроении (Армата), интеллектуальные боеприпасы или новые виды вооружений на новых физических принципах, есть и еще, чем могут похвалиться наши оружейники с полным на то основанием.

Но вот за фундаментальную науку год от года становится только тревожнее, в особенности на фоне последних преобразований в Российской Академии Наук, пребывающей ныне даже без Президента Академии, что, впрочем, в российской науке уже случалось с периодичностью одного раза в столетие (1741-1746, 1810-1817, 1915-1917).

Даже если оставить за кадром известные околоакадемические сплетни о конфликте бывшего президента РАН Владимира Фортова с некоторыми жителями известного кооператива «Озеро», общая картина дел в академической науке складывается совершенно удручающая.

Конечно, государство вполне в своем праве создавать любые чиновные структуры для управления своими вложениями и потому Российская Академия Наук, существующая на немалые бюджетные деньги (бюджет более 4 млрд. рублей), была просто обречена подпасть под жесткое внешнее управление со стороны государства – кто кормит, тот и определяет программу вечера, такова жизнь.

Тем более, что более чем лакомой собственности за годы советской власти (понимавшей значение науки для обороноспособности и развития страны) у нашей Академии накопилось предостаточно для возбуждения острого чиновного слюноотделения, и академическому Карфагену не суждено было устоять в принципе при сегодняшних реалиях.

Однако, возвращаясь к упомянутой выше пафосной президентской цитате, изначально было трудно представить себе, чтобы Федеральное Агентство Научных Организаций смогло бы снискать какую-либо иную славу, кроме той, которой в нашей стране и без ФАНО в избытке, если, конечно же, полагать в качестве славных дел приватизационные подвиги сегодняшних последователей гайдаро-чубайсовской саранчи.

Ставшие известными последние новации данного административно-чиновного органа, призванного повысить эффективность отечественной науки вполне соответствуют сказанному выше – ​в научно-исследовательских институтах руководство предлагает сотрудникам «массово переходить» на неполный рабочий день, как сообщили РБК в Федеральном агентстве научных организаций (ФАНО).

Как пишет РБК – «В пресс-службе агентства пояснили, что после такой оптимизации в ФАНО смогут подсчитать, сколько потребуется дополнительных средств для выполнения одного из майских указов президента Владимира Путина — доведения средних зарплат научных работников в России до 200% от средней по региону».

Изнанка этой оптимизации, как отмечают сами сотрудники «оптимизируемых» таким методом научных институтов, более чем прозрачна.

Как имел, к примеру, рядовой научный сотрудник зарплату в 30 тысяч рублей, таковой она и осталась, однако на бумаге теперь он получает целых 150 тысяч, поскольку стал числиться не на полной ставке, а на «0,2 ставки», как в институте им.Несмеянова.

Росчерк чиновного пера – и на столе у Президента появляется справка о том, что его широко отпиаренные «майские указы» в этой части выполнены и перевыполнены, доложенные цифры соответствуют и радуют, слава государства на ниве науке вот-вот взлетит до небес.

А на самом деле…

Другие материалы раздела
Новости партнеров
Первая полоса