«Манифест французских улиц» – краткий анализ

«Манифест французских улиц» – краткий анализ

Англосаксонские уши нынешних французских беспорядков.


Хотя существуют серьезные сомнения в подлинности «Манифеста», однако, даже если это и подделка, то сам перечень этих популистских требований представляет несомненный интерес для рассмотрения, поскольку во многом отражает самые разные «хотелки» – причем, отнюдь не только французской улицы, как мы увидим далее.

Как ранее отмечалось, в «Манифесте» почему-то нет ни единого слова об отставке президента Макрона; еще более занятно, что и про бензиновые цены в этом документе даже не упоминается, хотя «оранжевые жилеты» изначально вышли на улицы именно по этому поводу.

Понятно, что любой громкий повод всегда является всего лишь ситуативно уместным предлогом для обоснования и раскручивания громких публичных акций, истинные же цели организаторам часто бывает необходимо скрывать до поры, тем более, когда эти акции сопровождаются откровенно противоправными действиями.

Ни один нормальный человек не выйдет протестовать на улицу под лозунгом «Разбить витрины и сжечь машины», однако безнаказанно бить витрины можно только многотысячной толпой – и это при том, что подавляющее большинство участников в этой толпе всегда против уличного вандализма.

Но власть, как правило, начинает всерьез относиться и обращать внимание на требования протестующих только при таком массовом и жестком развитии событий, никакие сугубо мирные протесты и шествия результата не дают – вспомним, как относительно недавно миллионные шествия французов в защиту семейных ценностей не повлияли на гомофильские решения французских властей.

Рассматриваемый «Манифест», таким образом, явно является искусственно синтезированным сборником таких уличных «хотелок», вокруг которых возможно максимально широкое протестное объединение или, как минимум, хорошее поднятие градуса беспорядков на парижских улицах.

Неважно при этом, что громкие социальные требования (о снижении налогов, о повышении минимальных зарплат и т.п. – пункты 1-4) принципиально невыполнимы одновременно с требованиями четырехкратного увеличения бюджета юстиции для обеспечения бесплатного правосудия и новой реиндустриализации страны – в существующей общественной системе деньги на реиндустриализацию можно взять только увеличив налоги (не у олигархов же отнимать...).

Неважно, что устранение из сельского хозяйства Франции ГМО-культур и соблюдение правил землепользования (пункт 20) потребует немалых затрат и времени, а запрет пластиковой тары (пункт 18) и вовсе способен моментально парализовать всю торговлю страны.

Неважно, что требование полной отмены полицейских радаров как скрытой формы налогов (пункт 12) является уже чистейшим популизмом, поскольку зависимость дорожной смертности от превышения скорости давно доказана и, более того, очевидна без доказательств.

Важно иное – авторы «Манифеста» абсолютно сознательно собрали в этом сборнике протеста практически все основные вопросы, являющиеся раздражителями для самых разных групп населения, причем с прицелом на максимально возможную социальную аудиторию для достижения цели заполнения улиц протестующими.

Даже если тебе безразличен «Фрексит» (пункт 9), то выходи протестовать против беспредела продажных СМИ (пункт 15) или за гражданские свободы (пункт 16), против удушающего монополизма разжиревших банкиров (пункт 5), против притока иммигрантов (пункт 24) или за подлинную чистоту и доступность правосудия (пункт 14).

Крайне примечательно, что в «Манифесте» отсутствуют требования отставки президента Макрона или нынешнего правительства, что можно трактовать таким образом, что Макрон и его команда пока что вполне устраивают на своих местах авторов протеста, а организованные волнения имеют своей целью повлиять на Макрона в рамках неких закулисных переговоров.

Такой подход на основании принципа «Кому выгодно?» сразу выводит нас на англосаксонских авторов «Манифеста», как главного рупора организованных ими же уличных беспорядков – никому, кроме Англии и Америки, ослабление Франции сейчас невыгодно.

Кстати говоря, Макрону еще и предоставили случай оценить тонкий английский юмор, когда в Аргентине у трапа самолета его встречал не премьер страны, а местный (пусть и аэродромный) «желтый жилет»…


Другие материалы раздела
Первая полоса